Посох лунного света со знаком дикости

«Легенда о лесном папоротнике» (прием работ: Проза) - Конкурсы - Форум - Легенда: наследие драконов

Но старый Мор поднял посох, и свет погас. Дет сокрушенно покачал . Этот знак означает, что ребенок будет колдуном. Даже если ему никто .. в направлении к нему. Его состоящее из сегментов тело блестело в лунном свете. Ведь ему, при неусыпных наблюдениях за переменами лунного диска божественного знака рождения каждого из 12 (или 13) лунных месяцев года. до полнолуния, роста света ночного светила и несчастливые. Здешним обитателям не нужен свет. Хелбен "Чёрный Посох" Эрансан за столетия своей жизни скопил множество секретов. . в земли Лунного Моря. В этом путешествии его будут сопровождать опасность, обман и верные друзья. .. Символ Дракондроса: Обратная дуга с знаком, похожим на плюс.

Путешественники, в основном наемники, плывут на запад, чтобы обнаружить землю народа, в котором дикость смешалась с высокой культурой, землю жестоких богов и несметных богатств. Под знаменем собственного бога, Хельма, легион провозглашает эти земли своими.

Дуглас Найлз Эрикс, бывшая рабыня, и Халлоран, легионер, спасаются от катастрофы, обрушившейся на Мацтику. Бог Войны пирует во всеобщем хаосе, а отчаявшиеся любовники бегут от наседающих со всех сторон врагов.

Наконец им приходится делать выбор, важный для всего мира и при том глубоко личный. Пробуждаются боги, и призрак разрушения веет над богатым континентом Мацтики. Крылатый дракон Feathered Dragon; Автор: Дуглас Найлз Величайший город Мацтики лежит в руинах Из пепла разрушения появляется странный союз — легионеры и воины Мацтики сражаются вместе, отчаянно пытаясь остановить натиск хаоса. Их единственная надежда на спасение — помощь из Забытых Королевств. Роберт Сальваторе Под поверхностью Забытых Королевств, под толщью многокилометрового бесчувственного камня лежит Подземье.

Страна, которую ни одна звезда не озаряет своим светом, а Солнце не греет своими лучами. Здешним обитателям не нужен свет. А все, что различат глаза заблудшего путешественника с помощью света факела — это его смерть отраженную в отблеске металла или улыбки чьих-то клыков И за одним из бесчисленных поворотов тоннеля путник может наткнуться на такой город… Добро пожаловать в наш очаг жизни!

Добро пожаловать в Мензоберранзан, путник! И не смотри на меня такими глазами, это мой кинжал застрял у тебя между ребер. Тебя же предупреждали, все, что ты найдешь здесь это смерть. А последнее что ты увидишь, будет прекрасная улыбка дроу! А теперь наступило время темноты и тишины… Во имя Ллос, Паучьей Королевы! Роберт Сальваторе Были ли вы когда-нибудь настолько одиноки, что в вас просыпался безжалостный убийца? Есть ли у вас друзья, готовые бросить все ради вас?

Будет ли когда-нибуль у вас человек настолько родной, что даже если он попытается вас убить, вы не поднимите на него руку? Дзирту в безжалостном мире Подземья придется вынести все.

И только вера, дружба и любовь к близкому помогут не сойти с избранного им пути! Позади все ужасы родного Мензоберранзана и годы скитаний в Подземье, теперь его ожидает совершенно другая жизнь. Однако, поверхность не станет для Дзирта спокойным пристанищем, здесь его ожидает суровая реальность, ничем не уступающая Подземью злобой, опасностями и суровой реальностью. Сальваторе в жанре фэнтези. Трилогия является первым опубликованным произведением Сальваторе и одним из первых художественных литературных произведений по вселенной Forgotten Realms.

Трилогия выдержана в стиле приключенческого героического фэнтези с заметным элементом юмора. Магический кристалл The Crystal Shard; Автор: Роберт Сальваторе Волею случая хитрый и самовлюбленный ученик чародея Акир Кассел становится обладателем Креншинибона — магического кристалла, воплощения абсолютного зла.

Собрав огромную армию орков и гоблинов и заключив союз с могущественным демоном Эррту который хочет сам владеть КреншинибономКассел вторгается в Долину Ледяного ветра. Силы героев не безграничны, и смерть подстерегает их на каждом шагу, но лишь они могут противостоять злу, ворвавшемуся в мир сквозь Магический кристалл. Серебряные стрелы Streams of Silver; Автор: У них по пятам идет профессиональный убийца Артемис Энтрери, который получил приказ убить Реджиса и забрать его волшебный рубин.

Эта дорога станет настоящим испытанием мужества и верности для друзей из Долины Ледяного Ветра. Каждый их шаг — это поединок со смертью. И каждый раз они оказываются сильнее. Но впереди их еще ждут огонь, вода и… серебряные стрелы. Но неизменной остается его верность друзьям. Узнав о похищении хафлинга Реджиса, темный эльф спешит ему на помощь.

Героям из Долины Ледяного Ветра предстоит сражение с пиратами у Побережья Мечей, полные опасностей странствия по пустыне Калимшана, битва с чудовищами из другого уровня бытия, а в конце пути Дзирта ждет схватка с мастером владения мечом и полным своим антиподом Артемисом Энтрери Тетралогия включает в себя романы: Книги писались с по год.

Цикл выдержан в стиле приключенческого героического фэнтези. Действие всех книг происходит в вымышленной вселенной Forgotten Realms. Тёмное наследие The Legacy; Автор: Роберт Сальваторе Казалось, что время одиночества и скитаний осталось позади. Но в прошлом, с которым, как думал Дзирт, покончено навсегда, он оставил могущественных врагов. Среди них Ллос, Паучья Королева, ужасное божество темных эльфов-дроу, поклявшихся отомстить своему мятежному собрату. Чтобы навсегда ушло из его жизни требующее все новых и новых жертв тёмное наследие.

Беззвёздная ночь Starless Night; Автор: Это место, где царит тьма, где нет теней. Но благородный дроу должен вернуться. Он снова окажется в Блингденстоуне, городе гномов, где встретит старых друзей, а потом продолжит свой путь в Мензоберранзан. И только оказавшись в городе дроу, Дзирт узнает, какой страшный заговор плетётся здесь, угрожая его друзьям в Мифрил Халле. Он найдет друзей там, где меньше всего этого ожидает, и встретится с врагами, которых больше не думал увидеть.

Он будет сражаться с чудовищами настолько злобными, что им нет места в мире под солнцем, тогда как душу его будут раздирать противоречивые чувства, охватившие благородного дроу, когда он вернулся на свою наводящую ужас родину. И все это время Дзирту придется жить под тяжестью чувства вины за гибель дорогого друга.

Нашествие тьмы Siege of Darkness; Автор: Враги сильны, их поддерживают ужасные создания Бездны, но и дворфы не одиноки — у них есть верные друзья и неожиданные союзники, вовремя приходящие на помощь. Путь к рассвету Passage to Dawn; Автор: Роберт Сальваторе Вот уже шесть лет, как расстались верные друзья, когда-то сражавшиеся бок о бок в великой битве за Мифрил Халл — город дворфов.

Сумеют ли друзья победить? Поможет ли им загадочный туман судьбы? Серия выдержана в стиле героического фэнтези, действие всех книг происходит в вымышленной вселенной Forgotten Realms. Роберт Сальваторе Вульфгар вернулся из Бездны, где провел шесть мучительных лет в плену демона Эррту.

Потому что нынешняя молодёжь не ругается матом, а разговаривает на нём. Особенно это понимаешь, когда читаешь впечатления о книгах, написанные Питерцами. Культурная столица, а что ни отзыв, то мат, или вульгарность. И много аплодисментов им Одна группа "Ленинград" чего стоит! И это пишут те, кто читает книги, то есть, интеллигенция! Что тогда ждать от остальных, которые ничего не читают, кроме интернета.

А в интернете уже не стесняются в выражениях, а значит, можно и в культурном обществе материться! Настроения в культурном обществе Петербурга настораживают: Зачем сопротивляться баварским сосискам с пивом?!

Так вот, самый сильный маг, которого я видел, мог разве что вызвать дождь, а перед этим полдня пыхтел, надувался и бил в бубен похлеще скомороха. Подозреваю, богу дождя, или кто там сидел в небе, просто надоело до чертиков слушать его завывания! А вот еще — был у норглингов такой шаман, Эгри Головотяп. Он, говорят, амулеты делал надежные — от стрелы, меча и секиры.

Кидать камнями и махать дубиной его хватает, но и. И стаями они не живут — одиночки, наподобие медведей. Ну хотя бы чучело? А у нас они живут. Меня по малолетству охотиться за ними не пускали, но дядька мой три шкуры добыл. И тролли могли потерять разум. Кстати, а разве медведи не живут стаями? Я сама читала записки князя Эдино — он как раз ездил послом в ваши края. Так вот он вспоминал про то, как ему со спутниками пришлось отбиваться от стаи разъяренных медведей и как те выскакивали из сугробов, в которых прятались.

Поговорим о днях нынешних. Прошел слух, очень похожий на правду, что кто-то охотится за древними магическими артефактами конца Золотой, или как еще говорят, Старой эры, в особенности теми, что имеют отношение к временам Великого бедствия.

Можно самим изготовить жезл как это делать. Глава III. Фасты жрецов

Зачем бы ворам эти вещи? Это уже касается нашего, кильдарского братства Тиамат. Не буду говорить, как мы об этом узнали, но в Эльгайских горах в одном из покинутых городов рудокопов, в храме, в тайнике хранятся древние свитки и книги, посвященные древней магии — еще до Черных Времен. Мы снарядили экспедицию в полтора десятка человек. С ней, кстати, было два мага — не худших. Так вот, никто из них не вернулся. Но не в этом. Мы отправили новую экспедицию, жрецы из тех, что знакомы с мечами, и еще почти полсотни наемников и слуг.

Та благополучно добралась до пещерного храма и вернулась. В тайнике было лишь письмо от старшего жреца Элдари, Лага, в котором он сообщал, что изъял реликвию и собирается в обратный путь… Мы списались со всеми братствами Тиамат в Логрии и с другими храмами, и выяснилось, что… Что кто-то охотится за всем, что относится к магии Черных Времен.

И я что — должен буду его прикончить? Правда, по странному стечению обстоятельств, обычно это оказывались политические противники правящих царей и жрецов.

Я и сама в него не очень верю. Не буду ходить вокруг да около: Собственно, именно с его помощью и была одержана главная победа… Не буду долго говорить — я не причастна к самым великим тайнам Матери, но в наших летописях сказано, что именно им, как ключом, были заперты Темные Горизонты. Что это такое — тоже не спрашивай… В свое время его было решено спрятать, скрыть от глаз непосвященных, как было сказано — ради будущего.

Почему именно такое решение было принято, почему столь великую реликвию не сохранили в самых надежных храмовых сокровищницах, а спрятали в глухих уголках Логрии — хроники не говорят. Нам хватило и того, что оказалось возможным, пусть и с трудом, проследить его путь и узнать, где он спрятан. Тут нужен человек, который, с одной стороны, был бы умен, с другой — силен и умел владеть оружием, а с третьей… На кого можно полностью положиться. И вот я случайно узнала о том, что ты в столице, да к тому же влип в неприятности.

Ни единая жилка в лице Анизы не дрогнула, хотя капитан и представлял, что за слова она сказала про себя в его адрес. Торнан едва сдержал гримасу удивления — то была воистину царская сумма.

Лет пять назад Торнан подпрыгнул бы от радости, даже если за все это ему пришлось бы отправиться штурмовать Нижний Мир. Но сейчас он решил, что надо хотя бы для виду поторговаться. Аниза мягко улыбнувшись, помотала головой: В это Торнан готов был поверить. Ходили упорные слухи, что храмы Тиамат уже давно контролируют чуть ли не треть ссудных лавок Корга и Сиракса. А многие торговые дома, насчитывающие уже не одну сотню лет истории, формально принадлежащие старым почтенным купеческим династиям, скуплены служительницами Великой Матери, что называется, на корню.

А пока — взгляни. Развернув, он увидел старательно нарисованную палку, выкрашенную в пять цветов. Он изготовлен из священных материалов и освящен на алтаре Первого Храма… Представляешь, что за сила вошла в него?

Даже ему, далекому от логрских богов, хотя и уважавшему их, было известно о Первом Храме Тиамат, воздвигнутом еще в те времена, когда люди делали оружие из камня. Его уже семь столетий как не было — он ушел под воду вместе с островом Эркира, погибшим при извержении вулкана.

Понимаешь, почему вы должны будете отыскать ее? В немалой степени его обеспокоило, не придется ли делить вышеупомянутую сумму еще с кем-то. Так куда за ним надо идти? Или ты думал, что пять тысяч золотых тебе заплатят за легкую прогулку? И Аниза быстро исчезла за занавесью, оставив Торнана в одиночестве.

Не сказать, чтобы капитан был слишком уж удивлен. Конечно, магия, и колдовство, и жуткие пророчества — это можно пропустить.

А вот что касается реликвий… Ни для кого не секрет, как фанатично жаждут жрецы самых разных богов обладать священными предметами своей веры. Тем более что наличие такого предмета приводит к росту числа паломников, возлагающих на алтари храма не только истовую веру, но и кое-что более существенное.

Во все времена реликвии продавались, покупались, похищались во время военных походов, забирались в качестве контрибуции, наконец, просто подделывались. Сам Торнан в своих странствиях лично видел три мумии пророка Зэбулона, шестнадцать отпечатков копыт Посенода и даже два черепа коня, на котором великий воин Мерани лично вознесся на небо.

Это не считая прочей мелочи. И то, что кто-то ворует древние священные предметы, не останавливаясь перед кровопролитием, он вполне допускал. Это Торнану не понравилось: Нет, конечно, может быть и так, что кто-то собирает древние реликвии, думая извлечь из них истинную силу. Но чтобы везде и сразу… Пожалуй, у страха глаза велики.

Аниза вернулась через полчаса или около. Он, кстати, ждет за дверью. За несколько дней до. А, такой маленький, противный, с глазами, как бельма? А в чем дело? Мордастый, что называется, поперек себя шире, надсмотрщик хотя и встал при появлении жрицы, но особого подобострастия не проявлял. Разговор происходил в коридоре третьего этажа тюрьмы. Одной из самых надежных и неприступных — и не только в Корге.

Еще лет двести назад эта старая крепость была особой морской тюрьмой. И тем более неудивительно, что с некоторых пор государи Корга избрали это место для содержания заговорщиков, что покушались на их власть.

Сейчас тут таковых, правда, не имелось. А потом кто-то решил, что нет лучшего места для колдунов, преступивших закон. Для них Кардиргская тюрьма становилась могилой — сразу или немного погодя. Соответственно, и стражи тут подбирались под стать месту: Надсмотрщик повидал и сановников, и лихих пиратских капитанов, и поэтому не робел даже перед служительницей Великой Матери. И зачем эта дрянь вам, досточтимая? Аниза промолчала, как бы невзначай помахав свернутым в трубку свитком с большой желтой печатью на двуцветном шнурке.

Жрет себе да сидит; чего ему? Еще и растолстеет. Убил бы стервеца, это ж надо: Людей еще так-сяк, а то созданий бессловесных… Вот все думал — может, морду ему набить для порядка?

Томас Манн. Былое Иакова (Иосиф и его братья, книга 1)

Впарят тебе какое-нибудь тухлое варево из сушеных пауков и копченых жаб в сметане, сдерут деньгу и сбегут. А ты потом три дня сидишь в сортире. Настоящих магов сейчас. Но тем не менее я хочу с ним поговорить. За гостеприимно открывшейся дверью оказалась довольно просторная камера. В обычной тюрьме ее заняло бы не меньше десятка арестантов, но здесь заключенный был всего. Невысокий, щуплый, беловолосый и светлоглазый, с мелкими и невыразительными чертами лица.

Облачен он был в драную рубаху и штаны, со следами старых кровяных пятен, выданную из кладовой Кардирга. Старая мера предосторожности — мало ли, вдруг маг зачарует какой-нибудь предмет своего гардероба, а потом спалит колдовским огнем и честных стражей порядка, и узилище? Ведь этого человека арестовали в портовом кабаке, когда он, каким-то непонятным чародейством заворожив пьяного купца до полной потери сознания и отведя глаза другим посетителям таверны, сникал с него пояс с почти пятью сотнями серебром.

На его горе, в зале присутствовал морской колдун с одного из кораблей, который заметил неладное. И вот теперь грабитель ждет решения своей судьбы.

А как известно всем, законы любой страны беспощадны к магам-преступникам. Ему предстояло пожизненное заключение, коему суждено было продлиться не очень долго, ибо трамма не только лишает способности творить чары, но и отравляет пьющего. Все это промелькнуло в голове у Анизы, перед тем как она с небрежностью, присущей тем, кто привык, что за их одеждой следят другие, уселась на грязные нары.

В глазах узника появилось что-то похожее на любопытство. Ты Чикко, фомор с острова Лард, что в Пиридианском архипелаге. Кстати, как тебя зовут по-настоящему? Ты наследственный шаман клана Белой Совы? Ты умеешь варить зелья всех видов для злых дел, как и для добрых. Ты умеешь отводить глаза, насылать порчу и смерть, лечить болезни и раны наложением рук, а также Словами и Знаками. Ты даже, говорят, можешь летать… Что скажешь? Три года в Сейлессе, у контрабандистов, пять лет учения у мага, до того как попасть к нам в Кильдар.

Кстати, тебя брал на работу Жериэнн — почему ты не принял его предложение? Фомор поднял свои светлые глаза на гостью. Так это у вас называется? Я, может, и нарушил все законы своего народа, но есть веши, через которые я не переступлю… Пусть этим ваши цирюльники занимаются — а потом им рубят руки на площадях. А я, видишь ли, хочу с руками помереть. Ты очень быстро вошел в фавор у Короля и стал при нем придворным чародеем, лекарем и штатным изготовителем ядов.

Кстати, ты же прирожденный шаман, неужели не мог зачаровать собачек? Эта ваша коргианская сторожевая — не зверь, а настоящая нечисть! Определенно, их вывели черные маги — без них не обошлось. Думаете, я не знаю, что к ним собственные дрессировщики входят только в кольчугах? И вновь жрица кивнула. Из семнадцати отравленных ядами этого человечка псов не было ни одного нормального. И Суун остался мне должен за эту работу!

Ограбление лавки богатейших ювелиров Корга должно было стать его последним делом, ибо как раз обещанной суммы ему не хватало для того, чтобы наконец завязать с темными делами и начать осуществлять свою заветную мечту… Но, увы — знаменитого бандита вместе с половиной шайки прикончили стражники, прежде чем он расплатился. Как я, скажите на милость, смогу пробудить в ней страсть и воспоминания о пережитой сладости, если она этого еще не испытывала?

Потом вдруг торопливо вскочил и, согнувшись, пробежал мелкой трусцой в угол, к дурно пахнущей дыре в полу, и наклонившись над ней, присел.

Тело его сотрясали спазмы. Я ведь все равно не могу развалить эту тюрьму по камешку или превратиться в мышку и убежать! А теперь скажи мне, Чикко, вот что… Ты явно колдун не из последних, ты много знаешь и умеешь, ты, наконец, не дурак. Почему же ты связался со всяким отребьем, вместо того чтобы спокойно зарабатывать деньги своим искусством?

Нужен патент, подписанный тремя чародеями. Нужно заплатить городским чиновникам, и немало. Нужен дом или лавка в каком-нибудь приличном квартале, в котором будет груда всякой чародейской дребедени вроде старых костей, сушеных крокодилов по углам и древних идолов — чем уродливей, тем лучше! А к клиенту надо выходит не иначе как в парчовом балахоне и все. Только тогда людишки согласятся расстаться со своими деньгами. Без этого ты всю жизнь так и будешь продавать глупым девкам приворотные зелья и лечить пьяных матросов от дурных болезней, получая иногда вместо платы по зубам, будь ты хоть второй Мириддин или Альмангор!

В его убогом жилище все тот же морской чародей, явившийся туда со стражей, обнаружил скрытый хитрым заклятьем — в Логрии такого не умеют — тайник со всеми сокровищами фомора.

Там было что-то около трех тысяч каймов в монетах и драгоценностях. И, само собой, избежишь смерти в Кардирге. Он резко повернулся в ее сторону, напряженно вглядываясь в ее лицо. Смотрел он долго, и от его взгляда жрице, женщине повидавшей и пережившей немало, становилось все больше не по. Быть может, трамма и в самом деле не до конца лишает чародея силы? Затем Чикко вдруг саркастически усмехнулся. Несколько секунд Торнан вглядывался в фигуру, появившуюся у дверей.

Подкованные каблуки процокали по старым плитам, по-военному четко щелкнув в конце. Торнан некоторое время взирал на того, кто вошел, только что не открыв рот в изумлении, совершенно забыв о старом приятеле. Квартал увеселительных заведений Корга Носилки, влекомые четырьмя полуголыми неграми, остановились у грязных замызганных дверей двухэтажного дома с заколоченными окнами и облупившимися стенами.

Мечи на поясах невольников и бронзовые бляхи на шнурках, что свисали с бычьих шей, говорили всякому, что перед ним иеродулы — старшие рабы храма. Самая завидная участь, которая может ждать раба! Иеродула нельзя продать без вины, его не заставляют много и тяжело работать, а дети его считаются свободными от рождения. Да что говорить — при удаче иеродул сам может стать жрецом! И всякий поймет — если паланкин тащат не простые поденщики, а старшие рабы храма, то и едет в нем весьма важная птица.

Паланкин осторожно поставили на землю, и оттуда, отдернув занавески, выпорхнула пышно одетая женщина с массивной пекторалью на груди, по которой узнавали высших жриц Тиамат Неизреченной. Дверь беспрепятственно открылась, и они вошли внутрь, не встретив никого, лишь позеленевший медный колокольчик надтреснуто звякнул над притолокой.

Спустя минуту в полутемной передней появился хозяин — низенький жирный евнух с дежурной улыбкой на безбородом лице, в длиннополом дорогом парчовом халате, впрочем, не очень чистом и не новом.

Забытые Королевства

Быстрый взгляд на посетительницу, такой же быстрый — на двух рабов позади, потом опять на гостью, вернее — на ее пектораль.

Сосчитав камни, он низко, истово поклонился — раз. Лучшие наши мальчики — к вашим услугам! Вам светленького, черненького; помоложе, постарше? Видимо, вмешательство темнокожего исполина подстегнуло разум евнуха. Вам, наверное, нужна Белая Рысь? Женщина чуть кивнула, и кастрат был поставлен на место. Евнух икнул, выпучив глаза, а потом, решив, что чему быть, того не миновать, направился в глубину здания. Жрица вместе с одним из стражей направилась следом.

Поднимаясь и опускаясь по узким душным лестницам, проходя темными коридорами, они углублялись все. Из-за тонких дощатых стен доносились разнообразные звуки: Одним словом, заведение жило своей обычной жизнью. Наконец они остановились у одной из дверей. Может, вы сами соблаговолите… Отпихнув работника заведения, жрица решительно толкнула дверь и вошла. В раскрытое окно бил солнечный свет, казавшийся особенно ярким после полутьмы коридоров борделя.